На главную
Карта сайта
Написать письмо в АСПЕКТ СПб
Главная /  О компании /  История /  Публикации в СМИ / Из дальних странствий возвратясь

Из дальних странствий возвратясь

Эвальд Гербст
Журнал «Товар-деньги-товар», №19, июнь 2002 г.

Пока Россия следит за перепетиями Мундиаля, генеральный директор группы компаний «АСПЕКТ» делится с нашим корреспондентом своими японскими впечатлениями.

Эвальд Гербст

Это была не туристическая поездка и не служебная командировка. Один из успешных IT-менеджеров Вятки, став участником президентской программы подготовки управленческих кадров, ездил в Японию учиться. Заграничной стажировке предшествовал жесткий отбор и годичная учеба в Москве.

Эдуард Москвин в Японии— Эдуард Валентинович, как появилась идея отправиться на учебу?

— О президентской программе много говорили в СМИ, кроме того, я общался с ее непосредственными участниками. Несмотря на то, что отзывы были самые добрые, мысль принять участие у меня не возникала. Программа же, как мне казалось, рассчитана в первую очередь на подготовку и переподготовку кадров для государственных структур или компаний с государственным прошлым.

— А кто «открыл глаза»?

— Предложение пройти обучение поступило от комитета по поддержке и развитию предпринимательства при областном правительстве.

— Ваши клиенты, насколько мне известно…

— Не только — мы сотрудничаем по нескольким направлениям. Собственно, хозяйственные отношения между «Аспектом» и правительством области возникли не так давно. Администрация — постоянный, но не самый крупный наш корпоративный клиент.

— Возвращаясь к программе. Сложно ли было пройти отбор?

— Региональная комиссия по подготовке кадров в рамках президентской программы по Кировской области - одна из сильнейших в России. Это подтверждено и федеральной комиссией, есть даже какие-то документы. Так что отбор был достаточно серьезным, в том числе – и по уровню языковой подготовки.

— А какой ваш «родной» иностранный?

— Английский. В школе и в университете.

— В общем, все как в вузе. Комиссия, баллы, вступительные испытания… Велик ли был конкурс?

— Ну, не совсем как в вузе, конечно. Конкурс был, но точные цифры мне не известны. В «английской» группе занималось около 80 человек, а сколько прошло отбор, я, честно говоря, не помню. Этапность прохождения во время конкурса была дифференцированной: не все участвовали в каждом из этапов.

— С коллегами из конкурирующих фирм пришлось встретиться?

— Нет, из участников нашего сектора рынка никого не было.

— На какое время рассчитан цикл обучения?

— Я затратил чуть больше года. В марте прошлого года я учился на подготовительных курсах, а защита выпускной квалификационной работы — 2 апреля этого года. Это не считая заграничной стажировки и семинара по результатам обучения — он мне еще предстоит.

— Где проходит большая часть занятий?

— Есть возможность обучения как у нас — силами консорциума вятский вузов, — так и в ведущих университетах страны. Я учился в Москве, в Государственном университете управления.

— Не страшно было оставлять компанию на такое время?

— Это было первое наше испытание. Считаю, что оно пройдено успешно.

— Участник программы имеет право выбрать страну для прохождения стажировки. Почему именно Япония?

— Не совсем верно. Участник программы может выбрать интересное ему направление обучения и соответствующую программу. «Аспект» работает в двух отраслях: первая — это связь и информатизация и, вторая — строительство. Мы выполняем проекты структурированных кабельных систем, систем электропитания, охранно-пожарной сигнализации, пожаротушения, систем контроля и ограничения доступа…

Меня, как руководителя предприятия, работающего в реальном секторе экономики, интересуют вопросы управления производством и управления качеством. Сегодня эти проблемы для нас — главные. А в Японии наработан богатейший опыт их успешного решения, это признано во всем мире. Таким образом, нашу группу направили в Японию…

— А кого еще в России интересует управление производством и управление качеством?

— В группе было 20 человек. Все работают в реальном секторе — тяжелая промышленность, связь и телекоммуникации, строительство, фармацевтика, пищепром… Больше половины — топ-менеджмент крупнейших заводов: Северсталь, КАМаз, Липецкий металлургический комбинат, Североникель…

— Неплохая компания!

— Уровень участников стажировки, естественно, отличается от среднего. Люди прошли специализацию, многого  достигли… Честно говоря, было приятно за страну.

— Сколько продолжается командировка?

— Я находился в Японии почти месяц, с 7 апреля по 1 мая. До этого мне не приходилось уезжать так далеко и так надолго.

— Что представляет из себя стажировка? Вы работали?

— Да, с точки зрения принимающей стороны. Хотя мне кажется, что стажировка была бы значительно полезнее, если бы участникам предоставили дополнительную неделю для того, чтобы провести ее на рабочем месте стажера-менеджера на ведущих производствах. У нас же все было организовано таким образом, что лекционные занятия и семинары, в виде тренингов и деловых игр составляли где-то 40-50% от общего рабочего времени. Остальное время уходило на знакомство с производством и те же занятия, но не в учебных аудиториях, а на предприятиях — их вели действующие менеджеры.

Вообще, преподавательский состав был самого высокого уровня. С нами работали ведущие специалисты института комплексных исследований «Мидзухо», университета Тамагава, технологического университета Тоехаси, ведущие консультанты консалтинговых компаний АО «Эксэл Интернэшнл» и ООО «Би-Си-Эл». Многие из них, кстати, имеют успешный опыт реализации систем управления качеством в российских условиях.

— Какие компании вы посетили в ходе стажировки?

— Из крупных, известных всему миру, — «Мацусита электрик» (пятая по величине компания Японии),  «Тойота мотор корпорэйшн»  и «Фуджи Ксерокс». Кроме штаб-квартир, мы работали на дочерних предприятиях.

И еще — пять предприятий малого и среднего бизнеса —– по японским меркам, это компании с численностью работающих до 400 человек. При работе на предприятии нас делили на подгруппы от 5 до 10 человек, так что была возможность ознакомиться с процессом.

— Много пришлось переезжать из города в город?

— Мы подолгу работали в городах Токио, Осака, Нагоя, посетили несколько других городов. Япония, вообще-то, очень небольшая страна, поэтому переезды не заняли много времени.

— Правда ли, что Фудзияму видно из любой точки Японии?

— Судя по всему, да. В Японии шутят, что Фудзи настолько прекрасна, что всегда смущается, когда на нее пристально смотрят, и прячется за облаками. Мы, видимо, чем-то ее смутили.

— Как выглядел типовой рабочий день стажера?

— Обычно занятия начинались с 9 часов утра и продолжались, с часовым перерывом, до 6 часов вечера. Рабочий день с выездом на предприятие был немного длиннее — время переездов не включалось в учебное. Как правило, мы освобождались не раньше 7 вечера.

— Напряженный график…

— Да, мы же приехали работать. Но с другой стороны, весь процесс был идеально организован. Нас принимал японский МИД, так что все было на очень высоком уровне — в крупных городах мы жили в пятизвездочных отелях, там, где их не было – в очень хороших гостиницах. Все было продумано до мелочей, так что насыщенный рабочий день не доставлял больших неудобств. Единственное, что действительно утомляло, но чего нельзя было изменить – это окружающая среда. Япония – очень урбанизированная страна. Меня все время не оставляло ощущение, что я нахожусь на небольшом острове, и вместе со мной здесь живет еще несколько миллионов человек…

— А языковой барьер не смущал?

— Русский язык, конечно, не распространен в Японии… Все формальное общение шло через переводчика. Вообще же, Япония — очень образованная страна, и для человека, знающего английский, не возникает проблем в общении ни в офисе крупной компании, ни в магазине, ни даже в ресторане быстрого питания. Кроме того, с нами постоянно проживал переводчик, гражданин РФ, 5 лет живущий в Японии. Это было очень удобно — с одной стороны, он прекрасно ориентировался в Японии, с другой — говорил с нами на родном языке, не подбирая слова.

— Что предполагалось программой пребывания кроме учебных занятий?

— Никакой насыщенной «культурной программы», кроме нескольких обязательно-протокольных мероприятий, не было. Время, свободное от работы, находилось целиком в распоряжении стажера. Правда, его было немного, но кое-что успели посмотреть.

— Что больше всего поразило вас в обыденной жизни Японии?

— Японский обычай завершать рабочий день. Представляете, после работы весь отдел или бригада во главе с начальником отправляются в ближайший бар. Там трудовой коллектив принимает по две-три порции сакэ, общается в неформальной обстановке, а затем в состоянии «крепко под шафе» ­отправляется по домам. Словами не описать, что творится по вечерам в токийском метро — толпы абсолютно расслабленных служащих в недорогих темных костюмах, с портфелями… И при этом — все исключительно доброжелательны, никакой агрессии! Женщины из нашей группы, наблюдавшие эту картину, по их словам, простили своих мужей на много лет вперед… С другой стороны, японцев можно понять — большинство из них живет в маленьких, меньше наших хрущевок, квартирках, на какие-либо развлечения, кроме разве что телевидения, у них просто не хватает времени…

— Если посмотреть на Японию не глазами туриста, а человека, который приехал работать, чем эта страна отличается от «другой заграницы»?

— Главное, что отличает Японию — это коллективистский настрой. Производство, экономика, наука и бизнес в Европе и США построены на принципе индивидуализма. Японские менеджеры и ученые считают, что при этом невозможно создание надежного товара, способного сохранять свои потребительские качества не только в течение гарантийного срока. Главное для японцев — качество и надежность. Там считают, что любой продукт более или менее сложный в технологическом исполнении, создается не одиночкой, а коллективом единомышленников, настроенных на решение конкретной задачи, каждый из которых выполняет свою часть работы. И этот подход приносит свои плоды — средняя заработная плата в Японии составляет $ 3000. (для сравнения, в США— 2700). Материальная составляющая, как и для любого человека, играет свою роль. Но материальные блага в рамках корпоративной этики не являются главными в Японии.

— Применимы ли эти принципы в России?

— Япония и Россия — разные страны, и насильно насаждать здесь какие-то «японские» принципы, конечно, нельзя. У японцев стоит поучиться другому — умению формализовывать обычные человеческие отношения и потом использовать их на производстве. У нас в России принято: брат помогает брату, сын — родителям. В доме никто не плюнет на пол или не бросит окурок. Человек, уважающий соседей, не выйдет курить на лестничную площадку. Почему на рабочем месте все зачастую устроено с точностью до наоборот? Основной принцип управления качеством, по мнению японских производителей, это естественность исполнения установленных правил. Как этого добиться — это другой вопрос. Если эти правила не отторгаются сотрудниками компании, а соблюдаются и выполняются естественным для них образом, то все будет прекрасно.

— Звучит хорошо… А в «Аспекте» что-то изменилось с момента Вашего возвращения?

— Мне кажется, что это один из тех случаев, когда нам менять особенно ничего не надо. Для нас это было просто замечательным откровением: оказывается, мы интуитивно использовали те правила и методы, которые позволяют японцам организовывать высокоэффективные производства. Другой вопрос, что наши неписаные правила нуждаются в формализации. Эта работа уже ведется, и полученный опыт, я думаю, очень нам пригодится.

— Говорят, что экономический кризис в Японии обусловлен в том числе «перекосами», изначально заложенными в японской модели менеджмента. В «Аспекте» к этой модели пришли интуитивно. Может быть, имеет смысл что-то изменить? Пока не поздно…

— В Японии действительно очень много проблем. Спад производства, конкуренция со стороны Китая, Кореи. В том числе – на рынке рабочей силы. Огромная проблема — поколение, рожденное в конце 70-х — начале 80-х. Молодежь хочет жить хорошо, ничего не делая, потребляет слишком много развлечений, слишком много, как мне представляется, спиртного. Совершенно отсутствует тяга к знаниям, к успеху… Но японцы откровенно говорят: проблемы есть, мы пытаемся над ними работать, мы с удовольствием послушаем вас, если вы чем-то можете помочь. Они очень открыты в отношении этих вопросов.

Производственные компании Японии настроены на устойчивое развитие. Не на скачкообразный рост и громкие победы, а на сопроцветание и длительное сосуществование. Это государственная политика в области хозяйствования. 95% внутреннего валового продукта производится на предприятиях среднего и малого бизнеса с численностью компаний до 400 человек. И только 5% - крупными корпорациями.

У них есть чему поучиться. Но не надо перенимать все подряд. Сами японцы говорят, что единственная японская управленческая технология, пригодная «на экспорт» —– это организация массового сборочного производства и управление качеством.

— Что спрашивают японцы о России?

— Самый распространенный вопрос: какую страну вы хотите строить?

— И что вы отвечали?

— Я не собираюсь «строить страну». Вряд ли такая великая страна, как Россия, по силам одному человеку. Каждый человек работает на конкретном рабочем месте. Я работаю в компании «АСПЕКТ». У нас есть любимый  город, область, в которой мы живем. И там, где мы можем сделать хорошо — мы постараемся.

 
© АСПЕКТ СПб, 2009. Все права защищены.